Перейти к содержимому


Фотография

ГОНКОНГ: ПИСЬМО ДЖЕЙСИ ДЕНТОНА ГАНТЕ


Сообщений в теме: 23

#1 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 18:55

__________________________________________________

 

"LETTER TO GHERMANN:  ИНКОГНИТО - НЕ УДАЛ6Й МЕН6! ПРОЧИТИ И СЛУШАЙ! "

 

Особенности национальной нужды

 

Пить меньше надо было!!! Не болота осушали - чаши пенились вином.  Кто не пил или пил мало,тому не доверяли: "Хороший человек, но в

коллективе вести себя не умеет".

Ровесники Сергея Михалкова, добросовестные исполнители
централизованных госзаказов на оперы, симфонии, камерные опусы,
не обсуждали сравнительные достоинства партитур Глинки и
Александрова. Основной акцент творческих дискуссий свелся на
съезде к одной теме:

"Жизнь прошла, а где же подарки?..".

 

В старые песни о главном пора вносить текстовые поправки. Никто
больше не поет: "Как прекрасен этот мир - посмотри-и!.. " Поют
про то, как крыша поехала, а мир не сдвинулся: "Мы в той же
луже, мы промокли, у всех нас мокрые штаны...".

Но это плохо ложится на прежнюю музыку. На нее вообще сейчас
ничего не ложится. Оттого и собрались российские композиторы на
свои очередной съезд не в Колоннам зале Дома Союзов, как в былые
роскошные времена, а в крохотном зальчике бывшего клуба
медработников на Никитской.

 

__________________________________________________

Мы скоро забудем, как пахнет бензин. Это такая желтоватая, пахучая жидкость, которую, когда еще не было "Единой России", мы заливали в баки автомобилей и катили по Москве или на дачу, или к родным в Белгород?

 

Когда-то мы гордились тем, что Россия — нефтяная держава. Вспарывали тундру, бурили топь, пускали в небеса нефтяные фонтаны. Кидали во все стороны света нитки нефтепроводов, возводили в мерзлоте "нефтяные столицы", монтировали нефтеперегонные заводы, — серебряные цилиндры, сферы, параболоиды, похожие на марсианские поселения. Русская нефть рождала тысячи новых машин. Крутила двигатели океанского флота и комбайны целины, питала танки армии, обогревала квартиры в новых городах. "Цивилизация нефти" приносила людям достаток, стране могущество, открывала путь к грядущей "цивилизации духа".

 

Все изменилось, когда богатства Родины Ельцин передал в алчные руки нефтяных олигархов. Они захватили русскую нефть. Отключили от нее замерзавшие города, гниющие заводы, тонущие корабли, зарастающие сорняками нивы. Обрекли народ на вымирание, страну на упадок и смерть. Их роскошные яхты, царские дворцы, футбольные клубы и развратные кутежи в Куршавеле ежегодно стоят жизни миллиону граждан идущей на убыль России. Эта "могучая людоедская кучка" имеет своего политического вождя — Президента Путина, лучшего друга Абрамовича. Свою политическую партию — "Единую Россию", набитую обожателями Фридмана. Своих златоустов и трубачей — Леонтьева, Брылева, Пушкова — три нарядных "яйца Фаберже" из коллекции Ваксельберга. Управляя нефтяными потоками, они управляют "русской смертью".

 

Мир жадно требует топлива. Америка, совершая очередной рывок технологий, алчет нефти. Великий Китай, продолжая дело разоренного СССР, пьет и не может напиться из нефтяной чаши.

Русская нефть, уходя за рубеж, приносит баснословные барыши, порождая в наивных сердцах мечту о "русском Кувейте". Но вместо роскошных городов, новых университетов, великолепных больниц Россия все больше напоминает гнилой барак, на котором начертано: "Голосуй за “Единую Россию”!" Вместо дешевых продуктов, уютного жилья, благоденствия — дороговизна, нищета, тоска смертная.

 

Цены на бензин похожи на столбик термометра под мышкой смертельно больного. До Нового года они могут взлететь до 60-100 рублей за литр, что по карману лишь депутатам правящей партии. Уже нечем в селах заправлять тракторы, не на что купить мазут для котельных, прекращены полеты боевых самолетов, плавание военных кораблей. Встают на дыбы, как сбесившиеся рысаки, цены на хлеб, молоко и одежду. Прут, как на бешеных дрожжах, платы за квартиры, электричество, телефон. Скачок цен напоминает цунами, смывшее Индонезию и Таиланд. Подобен тайфуну "Катрин", поглотившему Новый Орлеан.

 

В этой "черной дыре" дороговизны утонет жалкая бюджетная подачка, разрекламированная Путиным и Фрадковым, преподносимая "Единой Россией", как великое дарение измученному народу. Надо быть поистине "партией захребетников", чтобы так терзать страну. Надо быть выкидышем из утробы народной жизни, чтобы так сладострастно губить свою Родину.

 

Есть области относительного благополучия, такие, как Белгород. Но это благополучие улетучится, когда на город посыплется "пепел реформ", проводимых "Единой Россией". Неправда, что деньги не пахнут. Депутатские деньги "единоросов" пахнут бензином, их кошельки промокли от нефти, а земля под их башмаками пропитана слезами людей.

 

Вы хотите "бензинового бунта", пылающих бензоколонок, взорванных нефтепроводов, комбайнеров и дальнобойщиков, ведущих свои машины на Кремль? Вы избегаете "революцию каштановую", а порождаете "революцию октановую"? Вам не помогут огнетушители депутатских "мерседесов" и "вольво", когда озверелый народ использует последний бензин для "коктейля Молотова", — этого напитка революции.

 

Пришло сообщение, что власть якобы остановила рост бензиновых цен. Но это ненадолго. Алчность сильнее здравого смысла.

 

Пока народ мрачно поглядывает на запертые гаражи и "ракушки", где леденеют "Жигули" и "Волги", в Белгороде уже несколько горожан обзавелись ослами, чтобы на них отправиться в день выборов к избирательным урнам. Интересно, за кого проголосуют эти рачительные мужички, трясясь на ослиных спинах и покрикивая: "Цоб-цобе"?

_______________________________________

 

ДО ВСТРЕЧИ : ??? : В TEA HOUSE

Прикрепленные изображения

  • untitled.png
  • 1.jpg
  • deus-ex-unatco-render.jpg
  • unatco-falsefloor.jpg
  • untitled.png
  • Tea_house.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 18:59


#2 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 19:01

Нефть превращается в кровь

 

Русская политика опять покидает свой спокойный просторный водоём и устремляется в узкое русло, где крутятся воронки, вскипают буруны. Всё, что недавно казалось гладью, теперь превращается в стремительную непредсказуемую турбулентность — турбулентность революции.

 

Либералы-оранжисты атакуют Кремль. Подтягивают стенобитные машины, готовят штурмовые лестницы. Но на стенах не видно ни ратников, ни котлов со смолою.

 

Болотная площадь, проспект Сахарова, множество мелких и крупных митингов, неутомимая яростная пропаганда в либеральных изданиях, на радиостанциях, буря Интернета. Всё новые и новые деятели, энергичные лидеры, блестящие журналисты, известные писатели и певцы. Возгонка политических требований: «отмена нечестных выборов», «изгнание Путина из Кремля», «превращение России из президентской республики в парламентскую» — за всем этим брезжит конфедерация вместо федерации, отделение территорий и хаос этого отделения, обугленные окровавленные обломки страны, разгул полевых командиров, криминальная власть в каждом из отдельных осколков.

 

Приезд в Москву американского посла — специалиста по «оранжевым революциям», смотрины, которые он устроил лидерам либеральной оппозиции — всё это знаки того, что Америка не останется в стороне от русской драмы. Организационное оружие Америки, направленное против безоружной России, начинает стрелять. Проверенная оранжистская технология: от нечестных выборов до свержения власти, — запущена в действие.

 

А что же Кремль? Его седые вековечные стены, золотые соборы, малахитовые президентские кабинеты? Как за этими таинственными священными стенами готовятся к отражению штурма? Что за дым поднимается из-за кремлёвской стены? Дым запалённых фитилей перед тем, как раздастся оглушительный орудийный залп? Или сладкий дым из вальяжной трубки режиссёра Говорухина, сидящего нога на ногу перед бокалом вкусного вина?

 

Кремль жалок, растерян, беспомощен. Катастрофическая телевизионная «прямая линия», когда Путин общался с народом, и каждое его слово, каждый его ответ был стратегический промах, интеллектуальная и психологическая неудача. Удручающий по своей убогости рекламный ролик, сделанный дураками или бездарями, где Путин всё так же целуется с мохнатыми зверьками, как угорелый носится над пожарами, играет голыми мускулами, превращает камни в хлеб, а воду в вино.

 

Набросок предвыборной программы Путина, появившийся на официальном сайте, где и с электронным микроскопом не разыщешь стратегической мысли, живого чувства, искреннего обращения. Чего стоит встреча Путина с его смертельными врагами, которых он принимал в своей резиденции! И глумливые наглые враги, похохатывая, не скрывая своего презрения, высматривали, где у него на шее бьётся синяя жилка, чтобы удобнее её перерезать. Эти торопливые, в панике созданные законопроекты, которыми Кремль откликнулся на гул и топот толпы: избираемость губернаторов, бесчисленное множество партий, отмена зимнего времени... Разве так ведёт себя сильная власть, разве таково поведение уверенных лидеров?

 

И, конечно, статья в «Известиях», в которой Путин нудно и тускло пытался изложить программу своих президентских действий, превращая огненную тронную проповедь в вялую жвачку банальных, набивших оскомину слов. «И как пчёлы в улье опустелом, дурно пахнут мёртвые слова». Не об этой ли путинской статье сказал Николай Гумилёв? Не напоминает ли нынешний Кремль опустелый улей, наполненный вялыми, лишёнными матки пчёлами?

 

В идеологической борьбе важно не арифметическое множество, не количество подразделений ОМОНа, не наполненность избирательных фондов, а энергия, воля, победный вектор лидера. Если лидер слаб, и у него — паралич воли, от него начинают убегать приспешники, ему изменяют вчерашние клевреты, дерзят губернаторы, хохочут в лицо враги, начинается разложение в силовых структурах. Вчера ещё покорные олигархи спонсируют оппозицию. И лидер, окружённый предателями, лишённый идеологов, мнительный и растерянный, запирается один в кремлёвском кабинете и ночью при свечах водит гусиным пером по бумаге, пишет статьи для «Известий».

 

Система распадается не от ядерных ударов, не от диверсантов, проникших внутрь священных палат, не из-за голода и дефицита бюджета. Она начинает распадаться от безволия, бессмысленности и от всепроникающей лжи, от упования на низменные инстинкты, от пренебрежения высшими смыслами. Она падает, как падает дерево, у которого жучки источили кору, кроты, лесные мыши подъели корни, тысячи мелких червячков и улиток сожрали зелёную крону. Так неожиданно в феврале Семнадцатого рухнуло дерево русской монархии. Так в Девяносто Первом затрещало и рухнуло дерево Красной империи. В чём же фатум русской истории? Что это за чудовищное колесо вращается на континенте Евразии?

 

Увольнение Владислава Суркова из кремлёвской администрации сопровождалось восторженным воплем либералов, камнями, которыми метали в спину уходящего чиновника его вчерашние друзья и льстецы. Сурков — блестящий человек: художник, политик, конструктор. Ему досталась ельцинская Россия, напоминавшая липкую слизь, бесформенную медузу, которая расплылась между трёх океанов, и которую никто не называл государством. Сурков из этого студня, из этой бессмысленной жижи взрастил кристалл со множеством граней, со множеством жёстких структур и форм. Такие кристаллы используются в лазерной технике. Их накачивают энергиями — и они испускают могучий луч, способный разрушать или строить, преображать и творить. Этот кристалл российской государственности, этот луч созидательных энергий должен был использоваться в развитии, в модернизации, в превращении омертвелой России в динамичное цветущее государство. Этого не последовало. Кристаллом не воспользовались, и он стал распадаться, таять, как тает глыба льда среди мартовских унылых туманов. И российская государственность на глазах превращается в слизь.

 

4 февраля либералы планируют марш. Он задуман как движение стотысячной колонны, которая своей энергией, своим неукротимым напором прошибёт заслоны ОМОНа, военные грузовики и турникеты, пойдёт на пулемёты кремлёвского полка. В своём движении от Калужской площади до Кремля марш наберёт колоссальную мощь удара, и этот удар состоится.

 

 

Так проявляют себя оранжевые технологии, так действует оргоружие. Так начинаются русские смуты. Так, согласно таинственной революционной химии, нефть превращается в кровь.

 

 

_________________________________________

 

 

 

- Фамилия?

- А то вы не знаете.

- Где проживаете?

- У родственников на даче.

- На чем сюда приехали?

- На своих двоих.

Прикрепленные изображения

  • 27.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 19:35


#3 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 19:34

JUST BROWSED

 

This is Hong Kong: no time for love, no interest in marriage and not enough men

 

This article appeared in the South China Morning Post print edition as:

No time for love, no interest in marriage and not enough men

 

Yonden Lhatoo reflects on a matchmaker’s insight into love and relationships in a city where time is money and the gender imbalance just keeps widening

 

Too busy and too choosy for love – that’s us in Hong Kong. And everything around us, from the inescapable rat race to the gender imbalance, seems primed to facilitate a single lifestyle.

 

Just look at the latest demographics on men and women in this city, compiled by the Census and Statistics Department.

 

The male-female ratio has been declining for the past three decades, and is now down to 852 men for every 1,000 women, particularly in the 20-39 age group.

 

More people are leaving it until late to get married. The median marriage age for women is 29.4 and 31.4 for men.

 

Fewer people are tying the knot, too – the “never married” category of men has expanded nearly 61 per cent, and women, nearly 14 per cent.

 

The old boom is over for Hong Kong men finding wives on the mainland – that number shrank from 28,145 in 2006 to 15,300 last year. Instead, more women from the city are marrying mainlanders, though the number was relatively small at 7,626 last year.

 

Why Hong Kong career women marry men from China(

 

What does all this mean? I had an interesting exchange with Ariadna Peretz, who runs the matchmaking agency Maitre D’ate and provides the kind of personal insight that you can’t get from statisticians and academics.

 

Hongkongers simply don’t have time for love, she says, citing a UBS study last year that showed people in this city clocking in the longest working hours in the world.

“That’s about 10 hours per day and when you add the commute, you’re left with precious little time and energy,” Peretz says.

 

“There’s a lot of casual dating and hooking up, but there is a dearth of deep and meaningful relationships.”

 

Is that because we’re too picky when it comes to finding partners?

“Hongkongers can be too focused on the outcome. We’re very goal-oriented people and that’s great in certain situations, but it’s not useful for everything, like love.

 

“Due to the prevalence of dating apps, there’s too much of a PBO [pending better offer] mentality and it means we have a foot out the door, waiting for someone better to cross our paths. This is everywhere in the world, but I think it’s especially bad in Hong Kong.”

 

Hong Kong’s gender imbalance and marriage pressure blamed for rise in online dating scams(

And why do we have so many single women out there?

 

“Hong Kong women can be so focused on their career that it’s only when they hit their late 30s/early 40s they realise they want a family. They’re only making it harder for themselves,”

 

Peretz says.

 

She cites advice from Facebook boss Sheryl Sandberg: “Marry the nerds and good guys – not the hot guys, not the rich guys! Also, she tells women, ‘The most important career choice you’ll make is who you marry’, so this decision shouldn’t be an afterthought.”

 

Loveless Hong Kong: The elusive quest for romance in city with a growing number of singletons(

On a positive note, according to Peretz, we are not as shallow as I would have thought: “I’m happy to report that in my anonymous love and dating survey, most respondents say they would be willing to go down a couple of notches in looks to be with someone who met a lot of their other criteria.”

 

What about people who think love is overrated and genuinely don’t care?

 

“Not caring is totally fine as long as you truly do not care. But you need to be careful, because acting like you don’t care is a coping mechanism. Also, you may not care now, but if you think you may care in the future, you need to make sure you don’t put it off until it’s too late.”

 

There is a counter to that line of thinking. Serial monogamy, which can be defined as “spending as little time as possible being single”, can also be a coping mechanism.

 

Is it wrong to be alone? Different strokes for different folks.

 

Yonden Lhatoo is the chief news editor at the Post

 

"hard working man and woman of hong kong"

Прикрепленные изображения

  • 27.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 19:36


#4 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 19:41

JC, DO NOT FORGET TO KILL/SPAWN A RATS AT A TEA SHOP! *SANDRA*

 

but... how77

do not lose any time, idiot! Dae.

 

So sorry, for her holiness, Maggy Chow...

 

Sooo/стоооп... maybe a dragon sword will kill77 her with hand7 help?

 

прокл6тые мыши(((

Прикрепленные изображения

  • Userful.jpg
  • 0_e3a88_f3c72024_orig.jpg
  • untitled.png
  • maxresdefault.jpg
  • wallpaper-deus-ex-invisible-war-05-1600_5sm3.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 19:55


#5 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 19:56

Дааа... други))) ВЫГЛ6ДИТ "БУДУЮЩЕЕ" НЕ ОЧЕНЬ!

 

стремно)))

хот6 мен6 спроси))) 6 все равно до сих пор люблю DXIW больше))) чем Оригинал(((

 

помню первый раз увидел СОЛНЦЕ на интро мувикеЩ)

помню как читал все диалоги тексты выдранные из игры)))

6 на Thif 3 DEADLY SHADOW ДАЖЕ ВНИМАНИЕ НЕ ОБРАТИЛ! ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ THIEFVERY UT

 

 

Scary Dark City Chicago Alley At Night. Stock Photo - Image of alley, grit: 110338624

 

dreamstime.com

Photo about Scary dark city Chicago alley next to an urban warehouse loading dock at night. Image of alley, grit, dumpster

 

 

in the hills of North Carolina: dock: noun

Sandee Setliff

This was a surreal experience, wandering around in the dark, completely alone. Although I didn't feel alone, my imagination kept nagging at me that boogie ...

 

БРАТЬ С СОБО Й ТУДА ФОТОАППАРАТ - ЭТО ИЗВРАЩЕНИЕ!

 

FUCK, GUREET - WE ARE THE FUTURE! and you have and FUN Editor Level Edit, and Alex mistaken - what an nonsense...

 

Deus Ex/Na Pali ??? hug kissing ... /guys NA PALI IS ALL ABOUT STEALTH, AND DEUIS X - A SWISS KNIFE (хабудЖИ!)

БЛ6ТЬ! СНОВА КОРРУПЦИ6 КРУГОМ!!!!!!

Прикрепленные изображения

  • 100_6762.jpg
  • scary-dark-city-chicago-alley-night-next-to-urban-warehouse-loading-dock-110338624.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 20:14

 post-9-0-56061000-1450089317.gif

 

Осмысливай подробнее
Записывай быстрее
Делись
больше

 

Верь ! Рисуй! Люби!

 

tumblr_nf7rlwVFYF1saykaxo2_r1_400.gif

 


#6 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 20:16

ЧИГАГО  -ПОЛНА6 ХЕРН6 ПОСЛЕ ХОНГ КОНГ!

см КИНГПИН

 

где то 6 уже видел эти))) ноги wikilegs

Прикрепленные изображения

  • 513VSPJKMXL.jpg
  • tumblr_n76qytjYWP1s7elebo1_500.gif
  • tumblr_nfb562dfFD1qzftrwo1_1280.jpg
  • Post 2 - 1.png
  • Alex_D_female.png

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 20:24


#7 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 20:25

MAYBE YOU LIKE  JANEY YOU ARE JANEY MAN

 

 

Путин Блюз

Внимание! В тексте присутствует ненормативная лексика.

Путин – Президент России

Россия – такая страна

Блюз – афро-американский формат грустной, но экспрессивной песни.
В каждой строчке блюза должно быть слово «мама». Также в блюзе
обязательно должен быть и рефрен «мама, мне грустно».

Мама, мне снова очень грустно. Мне грустно по многим причинам,
мама. Но, прежде всего мне грустно из-за Путина, мама. Путин никогда
ведь не кончится, мама! Даже если он кончится, то все равно совсем
нескоро, мама. Не сегодня, мама. И не через год, мама. Еще, мне
грустно, мама, из-за России. В ней неожиданно вдруг все умерло,
мама. Как в ленинградскую блокаду, мама. Например, мама, постмодернизм.
Постмодернисты, мама, не выполнили своей миссии, мама. Постмодернисты
не смогли оторвать русскую жопу от кресла девятнадцатого века,
мама. Постмодернисты, как и все остальные, мама, захлебнулись
в русском хаосе. Захлебнулся в нем, мама, и я. Россия так и не
оторвала, мама, свою жопу от кресла девятнадцатого века. Россия
навсегда застряла в его капканах, мама. Россия никогда не сделает
тот самый шаг, который приведет ее в Европу, мама. Потому что
для этого России надо оторвать свою жопу от кресла девятнадцатого
века, мама. А Россия никогда не оторвет свою жопу от кресла девятнадцатого
века, мама! Поэтому реконструкция Большого театра, мама. Поэтому
перезахоронение Деникина, мама. Поэтому Никита Михалков, мама.
Поэтому Дарья Донцова, мама. Поэтому Анастасия Волочкова, мама.
Поэтому Андрей Макаревич, мама. Поэтому телеканал «Культура»,
мама. Поэтому все остальное, мама. Поэтому, мама, и Путин. Но,
Путин, мама, лучше. Он объемнее, мама. Он, мама, знак. Поэтому,
мама, меня так раздражают анекдоты про Путина, мама. В них Путин
выглядит как дурак, мама. Но я вовсе не думаю, что Путин – дурак,
мама. Мама, он не дурак! Он, мама, как я уже тебе сказал, знак.
Даже два знака, мама. Один, мама, хороший знак. Прогрессивный,
мама. Это, мама, низ Путина. А второй, мама, нехороший. Не прогрессивный,
мама. Это верх Путина, мама. Они очень разные, мама. Очень, мама!
Если низ Путина готов хоть сейчас оторвать жопу от кресла девятнадцатого
века, то верх, мама, не готов. Верх лучше оторвет от себя жопу,
чем, мама, жопу от кресла девятнадцатого века. Поэтому верх Путина
считает, что Пушкин, мама, наше все. А низ, мама, так не считает!
Низу, мама, безразличны и Пушкин, и все. Верх, мама, был счастлив,
когда смотрел сериал «Идиот» с Евгением Мироновым в главной роли.
А низ Путина был несчастлив, мама. Низ Путина смотрел сериал «Идиот»
только потому, что его заставлял смотреть сериал «Идиот» верх
Путина, мама. А сам бы низ с удовольствием въебал бы и Евгению
Миронову, и самому «Идиоту», мама. Верх Путина, мама, был рад
поздравить Никиту Михалкова с юбилеем. А низ, мама, был не рад.
Совсем был не рад, мама! Низ Путина поздравил Никиту Михалкова
с юбилеем только потому, что его заставил верх Путина, мама! А
сам бы низ с удовольствием въебал бы Никите Михалкову, мама! Въебал
бы Пушкиным, мама. Въебал бы и Евгением Мироновым, мама. Въебал
бы, мама, и сериалом «Идиот». В общем, мама, верх Путина против
нас, мама. Он нам делает, мама, больно. А низ Путина за нас, мама.
А низ Путина не делает нам больно, мама. Поэтому мы теперь, мама,
верх Путина колем. Колем, мама, и низ. С одной девушкой, мама.
С Люсей, мама. Мы с ней познакомились в отделении милиции, мама.
Мы там оба оказались, мама, совершенно случайно. Я, мама, за Тору
и Бхагават-гиту. А Люся, мама, за не прожаренный чебурек. Меня
преследовал один мудак, мама. Меня преследуют много, мама, мудаков.
Я уже на них не реагирую, мама. Но этот меня преследовал слишком
активно, мама. Он меня, мама, заебал. Пришлось, мама, отреагировать.
Он предлагал мне купить книгу по индуизму, мама. Бхагават-гиту,
мама. И хотел обратить в индуистскую религию, мама. А потом он
разглядел во мне, мама, еврейские черты лица. Он, мама, сказал,
что мне, наверное, ближе Тора. Но что Бхагават-гита – это та же
самая Тора, мама. Потому что Бог – один, мама. Тут я уже не выдержал,
мама. Я его оттолкнул, мама. Не сильно, мама. Но он упал, мама.
Разбил голову, мама. Залил кровью, мама, Бхагават-гиту. Приехала
милиция, мама. И забрала меня в милицию, мама. Милиция не разглядела
во мне еврейские черты лица, мама. И не поняла, зачем я его толкнул
и при чем тут Тора, мама, когда налицо только залитая кровью Бхагават-гита.
Какие они там все мудаки в милиции, мама! Но тот мудак, мама,
которого я толкнул, в отделении пришел в себя и стал предлагать
прямо там Бхагават-гиту милиции, мама. Тут милиция все поняла
и меня, мама, отпустила. Все-таки там в милиции не все, мама,
мудаки! Там я встретил, мама, Люсю. Ее забрали в милицию за не
прожаренный чебурек, мама. Она его купила в киоске «Чудо-мезенка»,
мама. И сорвалась, мама. До этого она всегда спокойно ела не прожаренные
чебуреки, мама. Но тут, мама, сорвалась. Этот ебаный чебурек ей
напомнил Сергея Безрукова в роли Есенина в сериале «Есенин», мама!
И Люся размазала этот чебурек по лицу продавщицы, мама. Но Люсю
тоже быстро отпустили, мама. Милиции тоже не понравился Сергей
Безруков в роли Есенина в сериале «Есенин», мама. И вообще милиция
стала внимательнее относиться к русской женской доле, мама. И
вообще они там в милиции действительно, мама, не все мудаки. Как
только нас отпустили, мы сразу пошли, мама, колоть верх Путина.
И низ Путина тоже колоть, мама. Но ты не волнуйся, мама! Мы же
колем не самого Путина, мама! Мы колем Путина через помидоры,
мама. Один помидор, мама, верх Путина. А другой, мама, соответственно,
его низ. Их-то мы, мама, и колем. Колем, мама, и колем. Все,


Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 20:42


#8 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 20:43

Лена,
колем, колем и колем. Нам, Лена, судя по всему, еще долго колоть.
Верх Путина мы колем в сердце, Лена. Там у него Пушкин, Лена.
Колем в печень, Лена. Там у него, Евгений Миронов, Лена. Колем
в глаза, Лена. Там у него, Лена, сериал «Идиот» с Евгением Мироновым.
Колем в хуй, Лена. Там у него, Лена, Никита Михалков. А низ Путина
мы колем куда угодно, не задумываясь, Лена. Низ Путина состоит
только, Лена, из одного. Из желания оторвать жопу от кресла девятнадцатого
века, Лена. Это у низа Путина, Лена, и в сердце. И в глазах, Лена.
И, Лена, везде. Так что низ Путина колоть, Лена, проще. Не надо
искать, Лена, где глаз, а где сердце. Уколол, Лена, куда угодно,
– и порядок! Ты, Лена, думаешь, что это вуду. Но, Лена, ты не
беспокойся! Это все, Лена, неопасно. Это не вуду, Лена! Африкой
здесь не пахнет, Лена. Это европейский магический ритуал, Лена.
Вуду, Лена, – это где зомби. А мы с Люсей, Лена, совсем не хотим
сделать из верха Путина зомби, Лена. А из низа, Лена, тем более
не хотим. Мы наоборот, Лена! Мы хотим их раззомбировать, Лена.
Особенно, Лена, верх. Это он сейчас зомби, когда у него в сердца
Пушкин, Лена, в печени, Лена, Евгений Миронов, в глазах сериал
«Идиот» с Евгением Мироновым, Лена, ну, а в области хуя, Лена,
– Никита Михалков. Поэтому их обоих, Лена, мы колем через помидоры
для их же пользы. Особенно, Лена, верх. Чтобы у него из сердца
ушел Пушкин, Лена! Из печени – Евгений Миронов, Лена! Из глаз
– сериал «Идиот» с Евгением Мироновым, Лена! Ну, а из хуя, Лена,
– Никита Михалков. Но низ мы скорее колем для пользы все того
же верха, Лена, чем, Лена, самого низа. Чтобы желание оторвать
жопу от кресла девятнадцатого века вышло у низа наружу, Лена.
Чтобы оно заполнило верх, Лена! Вот так, Лена, мы их все колем
и колем. И все, Лена, хорошо. Только Люся в последнее время часто
плачет, Лена. Она уже не верит, Лена, что можно их, Лена, раззомбировать.
Что когда-нибудь у верха Путина уйдет из сердца Пушкин, Лена!
Из печени – Евгений Миронов, Лена! Из глаз – сериал «Идиот» с
Евгением Мироновым, Лена! Ну, а из хуя, Лена, – Никита Михалков.
Она говорит, что Путин может быть только такой, какой он, Лена,
есть. Что никогда русская жопа, слышишь, Лена, никогда-никогда,
не оторвется от кресла девятнадцатого века! Но мы не унываем,
Лена, а все равно колем и дальше. Только теперь мы не колем, Лена.
Мы, Лена, колоть уже устали. Замкнутый круг, Лена: Путин – помидор
– верх – сердце – Пушкин – печень – Евгений Миронов – глаза –
сериал «Идиот» с Евгением Мироновым – хуй – Никита Михалков –
помидор – низ – кресло девятнадцатого века – русская жопа – Путин!
Колоть уже нет смысла, Лена! Действительно, Лена: сколько же можно
так колоть, если у верха Путина все так же в сердце Пушкин, а
русская жопа по-прежнему в кресле девятнадцатого века! Мы теперь
на них, Лена, дуем. Люся, Лена, в основном дует наверх Путина,
а я – на его низ. Дуть, Лена, не колоть. Дуть, Лена, проще. И
дуем мы на них, Лена, не через помидоры. Мы на них, Лена, дуем
через узбекские редьки. Узбекская редька, Лена, почти совсем как
наша. Только она зеленая, Лена. И значительно, Лена, больше. И
вкус, Лена, совсем у нее другой. Одна узбекская редька, Лена,
верх Путина. А другая, Лена, соответственно, его низ. На них-то
мы, Лена, и дуем. Дуем, Лена, и дуем. Все, Лена, дуем, дуем и
дуем. Нам, Лена, судя по всему, еще долго дуть. Примерно, Лена,
столько же, сколько колоть. Но ты, Лена, не бойся, Это не вуду,
Лена. Это даже не магия, Лена. И даже не мистика, Лена. Это наше
самое обычное русское дело, Лена. Вроде, Лена, лаптей. Или, Лена,
водки. Или, Лена, щей. Магия, Лена, не знает, что такое русская
жопа и как сложно ее оторвать от кресла девятнадцатого века. Это,
Лена, знает только русская жопа. Недавно я, правда, снова попал
в милицию, Лена. И опять, Лена, случайно. Двое подростков попросили
у меня, Лена, закурить. Мне они не понравились, Лена, сразу. Мне
показалось, что они педерасты. Что они из «Идущих вместе». Или
из партии «Родина», Лена. Что они сейчас прикурят, Лена, и пойдут
бить узбеков. Или слушать русскую попсу. Поэтому я, Лена, прикурить
им не дал. И даже, Лена, случайно легко совсем толкнул. Но они,
Лена, упали. И долго не могли, Лена, встать. Потом, Лена, встали.
Но уже приехала милиция, Лена. И забрала меня, Лена, с собой.
Но быстро отпустила, Лена. Времена меняются, и в милиции, Лена,
как я уже тебе сказал, далеко теперь не все мудаки! И подростки
оказались хорошие ребята, Лена. Они не педерасты. Они не любят
«Идущих вместе», Лена. Не любят и партию «Родина», Лена. Они ни
разу в жизни не били, Лена, узбеков. И терпеть не могут, Лена,
русской попсы. И я вернулся, Лена, к Люсе дуть наверх и низ Путина
через узбекские редьки. Но сколько, Лена, не дуй, все равно получаешь
одно и то же. Хуй, Лена. Почему, ну почему, Лена, из верха Путина
не уходят Пушкин, Евгений Миронов, сериал «Идиот» с Евгением Мироновым
и Никита Михалков?! Почему, ну почему русская жопа, Лена, так
приклеилась к креслу девятнадцатого века?! Я ее спрашивал, Лена.
Неоднократно, Лена. Но русская жопа, Лена, молчит. Не отвечает,
Лена. Только все больше и больше, Лена, прижимается к креслу девятнадцатого
века. Поэтому Люся снова срывается, Лена. Люся, Лена, снова часто
плачет. Снова размазывает не прожаренный чебурек по лицу продавщицы
из «Чудо-мезенки», Лена. Потом Люся едет в «Ашан», Лена. Это такой
гипермаркет в Теплом Стане, Лена. И в Медведково, Лена. Там цены,
Лена, ниже, чем у нас в центре. Ненамного, Лена. Но Люсе этот
достаточно, Лена. Чтобы успокоиться, Лена. Люся всегда рада, когда
можно что-то купить по ценам ниже, чем у нас, Лена, в центре.
Поэтому мы, Лена, не унываем. Мы, Лена, продолжаем дуть и дальше.
Но мы теперь на Путина, Лена, не дуем. Мы теперь на него, Лена,
орем. Это даже еще проще чем, Лена, дуть. И намного проще чем,
Лена, колоть. Ты только не волнуйся, мам! Мы не орем на самого
Путина, Лена! Мы, Лена, орем на него через фейхоа. Это такой,
Лена, маленький зеленый фрукт. Гибрид, Лена, клубники с чем-то
еще. На тот фейхоа, который верх Путина, орет в основном, Лена,
Люся. А на тот фейхоа, который его низ, ору в основном, Лена,
я. Орем, Лена, и орем. Орем, Лена, почти без перерыва. Но результата,
Лена, пока нет. Пока не раззомбировали, Лена. Все так же из верха
Путина, Лена, не уходят Пушкин, Евгений Миронов, сериал «Идиот»
с Евгением Мироновым и Никита Михалков. А русская жопа, Лена,
по-прежнему не встает из кресла девятнадцатого века. Лена, ее
кто-то туда прибил гвоздями! Кто, Лена? Я ее, Лена, спрашивал.
Но русская жопа, Лена, молчит. Русская жопа, Лена, не отвечает.
Русская жопа, Лена, со мной разговаривать не хочет. Только сидит
себе все, Лена, и сидит в кресле девятнадцатого века. Лена, пожалуйста,
спроси ее тоже! Может быть, она тебе ответит, Лена! А, в общем-то,
все, Лена, хорошо. Только очень грустно, Лена.

 

 


 post-9-0-56061000-1450089317.gif

 

Осмысливай подробнее
Записывай быстрее
Делись
больше

 

Верь ! Рисуй! Люби!

 

tumblr_nf7rlwVFYF1saykaxo2_r1_400.gif

 


#9 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 21:01

_________________________________________________________________

Прикрепленные изображения

  • 40.jpg
  • 3_1.jpg
  • tumblr_md8o1bbCxc1r91o39o1_5003.jpg
  • star.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 21:06


#10 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 21:09

Да и с чем там ебаться у эрдельтерьера? Совершенно не с чем! Вот у ротвеллера есть с чем! Но я совершенно не понимал Федю. Ну, Федя. Ну, допустим, интересный типаж очередная невинная жертва русской литературы. Но играть-то там что?

 

Я терпеть не могу спорта. И футбол не люблю. Но иногда я люблю смотреть футбол. Иногда имеет смысл смотреть футбол. Футбол иногда помогает в оформлении шкалы ценностей. И кроссворды люблю решать! И селедку люблю с луком. Без лука тоже люблю, но с луком люблю больше. И вареную картошку люблю - с водкой, селедкой и луком. В простых удовольствиях есть вполне конкретная энергетика, которой нет в удовольствиях сложных.

 

Все не так. Так жить нельзя. Нужны конкретные меры. Нужны радикальные жесты. Все это, Лена, хуйня. Все это издержки зашедшего в тупик постмодернизма.

 

 

 

Тогда нельзя было поднимать руку на "Сталкера". У "Сталкера" была мощная крыша - духовность. Самые главные русские боги берегли "Сталкера". Веером для "Сталкера" были крылья самых лучших русских ангелов. В "Сталкере" открывались самые прочные русские замки. На "Сталкере" пеклись самые вкусные русские блины. Все самое-самое: самое чистое, самое обжигающее, самое испепеляющее, самое обнадеживающее стояло за "Сталкером". На "Сталкера" наезжать тогда было нельзя. И сейчас тоже нельзя. Но сейчас мне уже все равно. Сейчас, из пика ситуации провала почти конца девяностых, разницы между можно и нельзя больше нет. Все уже можно и нельзя одновременно.

 

Сейчас у кино другая крыша - политкорректность. Крыша политкорректности все же лучше, чем крыша духовности. Крыша духовности в итоге раздавила кино; осталась только одна крыша. Крыша тоже развалилась. А крыша политкорректности оставляет все же больше простора для кино, чем крыша духовности. Но русского кино это не касается. Русского кино не касается уже больше ничего. Русское кино ушло из-под крыши духовности, но так и не смогло найти себе крышу политкорректности.

 

Героем нового "Сталкера" мог бы стать хитрый гомосексуалист. Или простодушный еврей. Или буддийски настроенный к жизни поросенок. Или еще что-нибудь такое политкорректное. Но не станет; нового "Сталкера" потому что никогда уже больше не будет!

 

КАК СЕЙЧАС ПОМНЮ ДЕТСТВО

 

Если он уже умер, то ругали кого-то следующего после Брежнева. Вдруг все разделились. Все мужчины оказались в одной комнате, а все женщины (дуры) - сами с собой  в другой. Запахло гомосексуализмом трансистизмом и мобильными телефонами))). Тогда для России это был непривычный запах. Это была новость. Сейчас, конечно, не новость. Но тогда была большая новость. Тогда, правда, все было новостью. В том числе и "блиииааа" ВАЙ ВАЙ гомосексуализм.

 

Много пить/кто тури курить в/до+ жоп. Мужчины стали много пить.

Но все равно - многие были довольны. Некоторые были разочарованы, но большинство были довольны.

 

Никто не танцевал. Никто не целовался. Никто не вспоминал про "Вишневый зад" в мужском и женском вариантах. В индийском кино меньше, чем у Феллини, эстетики цирка, но зато больше поют и танцуют. Хуево поют. Нудно. И танцуют хуево. Но у Феллини не поют и не танцуют даже так. И на индийском кино Лена, чтобы я не заснул, снова водила по моему хую вверх-вниз.

Прикрепленные изображения

  • roomtxtframe.jpg
  • 7a7b9356b6d49b188f839dfed7a39b45--drawing-tips-drawing-reference.jpg
  • Tara-Lynn-Lane-Bryant-Campaign-2016.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 21:29


#11 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 21:29

И то, и другое вышло из "Вишневого сада". И то, и другое не спасает русских людей от жопы времени. Зато в конце века меньше Чехова. Явно меньше. Это единственное преимущество конца века. Пусть будут только фильмы категории "Б". Пусть будет индийское кино. Пусть будет опера Чайковского "Евгений Онегин". Пусть будет русская эстрада. Пусть будут тишина и говно в любых количествах! Пусть будет и мексиканский телесериал. Но только не Чехов! Чем больше Чехова, тем больше оторванных гениталий. Я не знаю, почему эти явления связаны, но они связаны. Пусть не будет ума и секса. Но пусть и Чехова тоже не будет. Я, Лена, вспоминаю советскую эпоху. Я разбиваю ее на кусочки и из кусочков складываю пасьянс. Но у меня ничего не выходит. И слава Богу, что не выходит! В эпохе нет ничего интересного. Так, одни только басни; и даже не Лафонтена. Там только Крылов.

 

Выбор
 Жизнь идет, и надо делать выбор. Иначе нельзя никак! Вот он приблизительно какой: Толстой или Достоевский, мама или папа, день или ночь, правда или ложь, любовь или секс, чай или кофе, весна или осень, кошка или собака, кролик или зайчик, гора или долина, река или море, солнце или луна, мясо или рыба, кетчуп или соевый соус, финик или хурма, истерика или депрессия, давить в себе хуй или не давить, хуй или нос, пизда или подмышка, ебаться или не ебаться, а если ебаться, то с кем - с мужчиной или с женщиной, с мальчиком или с девочкой, генерал Власов или маршал Жуков, Цветаева или Ахматова, "Вишневый сад" или "Три сестры", Чехов или Бунин, "Доктор Живаго" или надежный врач, Пастернак или советская власть, брюки или джинсы, Пруст, или Джойс, или все-таки Кафка, съесть все самому или поделиться с другом, проза или поэзия, водка или пиво, свитер или костюм, кино или театр, Кунцево или район Рублевского шоссе, быть говном для власти или говном у власти, говно или моча, Мадонна или Ростропович, МХАТ или Большой, ум или честь, кровь или грязь, грязь или ложь, секс или спорт, душа или тело, преступление или наказание, зоопарк или сумасшедший дом, здоровье или болезнь, война или мир, цыган или еврей, отцы или дети, онанизм или половой акт, европейский кинематограф или американский, Ельцин или Сталин, Москва или Санкт-Петербург, Гоголь или Пушкин, конец века или конец света, послать на хуй или терпеть, литература или реальный скучный мир.
 А выбор уже сделан. Сделан самой жизнью - Достоевский (хотя Толстой лучше), и мама и папа, и день и ночь, ложь, любовь, кофе, весна, собака, зайчик, долина, море, солнце, рыба, соевый соус, хурма, истерика, хуй в себе не давить, хуй, пизда, ебаться, ебаться с женщиной, детей не трогать, генерал Власов - он романтичнее, обе хороши, "Вишневый сад", Чехов, надежный врач, их невозможно разделить - они друг без друга не смогут, брюки, все-таки Джойс, самому, проза водка, смотря где, кино, район Рублевского шоссе - там воздух чище, говном для власти, говно, Мадонна, оба в жопу, ум, кровь, грязь, секс, тело, преступление - оно короче, зоопарк, только здоровье, мир, без обоих нельзя, и дети и отцы, одно другому не мешает, синтез, Ельцин, Москва, Гоголь (но и без Пушкина не обойтись), конец века, терпеливо послать, литература.

 

От винта! Впервые в Интернете! Как я обосрался! Итак, первая часть романа-трилогии «Как я и как меня» - «Как я обосрался»»(Детство). Любителей эротики и порно, священнослужителей и депутатов Государственной Думы от любой фракции прошу не читать.



КАК Я ОБОСРАЛСЯ


Впрочем, - так и всегда на средине
Рокового земного пути.
От ничтожной причины к причине,
А глядишь - заблудился в пустыне
И своих же следов не найти.
Вл. Ходасевич. “Перед зеркалом”



Однажды в детстве я обосрался. А ты?

Было у меня детство, в котором я обосрался - и никаким эвфемизмом это не заменить. Надеюсь, родина с отечеством простят, и ничего мне за это не будет.

Когда я обосрался, обстановка была сложная. Шёл не то четвёртый, не то пятый год Брежнева во главе, евреев выпускали плохо, вокруг повсеместная ебля, Любимов поставил “Гамлета”, величина гениталий возводилась в абсолют, Варшавский договор цвёл, женщины хотели уже не просто, а за валюту, “Дип пёрпл” в зените, многое было неясно, но многое не начиналось, когда я обосрался.

Детский санаторий для больных разными там лёгочными заболеваниями. Я и подруга детства по блату среди больных. Питание, режим. вежливое обращение медперсонала (вначале), пара-тройка анекдотов (Брежнев встречает в аэропорту китайца. “Жуй хуй”, - говорит китаец и протягивает руку. “Жуй сам”, - отвечает Брежнев, но руки не отдёргивает), телесериал, самое начало овладения матерным словарём, подсмотренная попка подруги детства, некий духовный сумбур, чемпионат мира - и нас не забыли - по футболу, - что ещё нужно для детского счастья? По воскресеньям приезжали родители, шли на станцию и со станции через лес, который в подсознании давно был местом бесконечных изнасилоаний невинных с букетами в руках и венками на головах пьяными мужиками с “Правдой”, смятой в заднем кармане; родители спокойно шли через лес, приносили клубнику, иногда и воблу (клубнику ел при родителях, воблу брал с собой), плевали на всех, и свет побеждал тьму.

Но сам факт того, что я обосрался, - многое перечёркивает в светлых воспоминаниях. Да, именно так - дерьмо на детства нежной пелене.


С утра подходил Иван и говорил следующее: вчера не дала, - и указывал на подружкину подружку, но ничего - никуда не денется, потом, может, даст. Я чувствовал, что Иван прав, но ещё не понимал в чём, а эти сосны, стоящие вокруг, покачивались в такт моей зависти. Иван, ты - кумир, ты - бог, но эта дрянь ласкала меня, называла, подначивая Ивана, нежным именем, отдающим математикой, - я был буфером их страсти.
До завтрака и после, если не вели на прогулку и не надо было сучить ногами и руками в такт некоему магическому действию. в простонародьи обзываемому зарядкой, я успевал прочесть книжку о пионере-герое, взорвашему не то космодром, не то больницу для умалишённых партизан. Что толку от книжи, когда в ней 25-30 стр.? Есть толк. отвечаем мы с однм идиотом! Таких книжек, с добрыми пожеланиями издательства вокруг текста, можно было прочесть много. на скорость чтения с кем пари составить плюс пища для размышлений и забав. Я, например, постоянно мысленно играл в храброго мальчика, никогда не пользующимся туалетом в его исконном смысле, а только в плане вторичных функций - зубы почистить, водички набрать. А когда любимая девочка видит меня выходящим из туалета, я как бы невзначай говорю сквозь зубы: “Опять канализацию прорвало - негде честному человеу руки помыть”. И в ее глазах - вполне объяснимое естественное восхищение, смешанное с восторгом.

Но всё равно, - когда я обосрался, она меня не простила

Верил на слово. строил замки из одеяла и подушки, порой принимал участие в потасовках, заучивал тексты популярных песен - шла напряжённая работа во имя детского бога. Преклонялся перед старшими, но не мог лизать им пятки, как один мой приятель - он и старшие обожали друг друга, огда он подходил и ещё непрокуренным розовым язычком - шарк! чирик! - по шершавой пятке. Палаты были смешанные - часть из старшего отряда, часть из младшего. Разница в возрасте была более внушительной, чем разница в положении члена партии и члена ЦК партии. Старшие (им было лет 13-15) - наши души, впрочем, как и тела, полностью принадлежали им - легко и непринуждённо использовали в монологах и диалогах глагол неопределённой формы несовершенного вида “сосать”. Странно, что нас не заставляли. Думаю, боялсь неокрепших детских зубов.

В положенные часы в туалет водили группами, в неположенные - можно было как хочешь. Если группами, то перед заходом мальчиков у двери устанавливался бюст Ленина, а перед посещением девочек - бюст Крупской. (У, как я ненавижу своё детстсво! Когда встречаю его, то обычно так говорю: “Смотри, сука, более не попадайся!”). Я часто видел в детстве одно и то же - взрослый, я сижу на кужне без музыки и женщин, впереди хлебница с остатками, продуающаяся стенка: сзади - раковина, электрическая плита, непонятно что. продуающаяся стенка. Картина оправдалась полностью за ислючением некоторых деталей по бокам.

Жидок добавки просит - я иду через всю столовую за полной тарелкой. Манная каша - я хочу тебя! Страсть к молоку в сочетании с манкой, светлый летний день, хочется угнать самолёт и взлететь высоко-далеко, удачная партия в настольный теннис - всё равно меня не оставляло предчуствие. что я должен обосраться. Я знал медитатиным знанием, что это должно случиться - и это случилось.

Что такое небо? А земля? Почему до сих пор на свете столько несправедливости? - эти и многие другие вопросы обсуждали мы с Иваном, когда палата засыпала и старшие мальчики уставали читать очередное послание от девочек на туалетной бумаге (хороший рулон, чистый такой, большой). В эту ночь нашего ровесника Юхневича решено было запустить к девочкам без трусов. Девочки вели счёт: кто больше видел мальчиков совсем без ничего - таким образом, Юхневич был нашим подарком девочкам к новому дню. Юхневич доходил до середины коридора, в одной майке, ничего не прикрывая, младшие девочки выглядывали толпой, радостно переглядывались, старшим девочкам это уже было всё равно; Юхневич останавливался, пугался и бежал обратно, под кулаки пославших его негодяев, недовольных столь быстрым исходом. Заключались пари - на сколько метров Юхневич в следующий раз не дойдёт до палаты девочек и смогут ли их невинные лапки коснуться фаппоса, возбуздающего законную зависть в несформировавшихся нас, этого подростка-переростка. “Иди, Юхневич, без трусов. Зачем тебе материи лишний кусок?” - подобные куплеты на японский манер пелись после очередной репетиции к очередному празднику, дню детей, например. Кстати, уже в зрелом возрасте Юхневич бросил родной кооператив и сбежал в Америку, где и прославился зажигательными танцевальными проходами в одном из широко пользующихся своей дурной славой мужском ночном клубе, а вскоре стал совладельцем клуба.
Надо мной издевались по-другому. Меня заставляли рассказывать страшные истории, и многим я казался интеллектуалом, когда нёс очередную херню по мотивам Конан-Дойля, партизанских баек, разных стран народных сказок и осколков Дюма. Меня называли профессором, старались не давать пиздюлей без особой необходимости, а я хотел стать чекистом, знал наизусть всю коллегию ВЧК с 1918г., а когда путался фамилиях, тень репрессированного дедушки приходла в безлунную ночь и грозила мне пальцем; Сумбатов - Васильев - Южин занимал положенную ему ячейку в мозгу. В палате начинало пахнуть хрестоматийной постановкой Шекспира.

Кргда я обосрался - как и раньше, зеленела трава, светило солнце, и ничего в этом мире не изменилось, когда я обосрался.

Что я любил - так это перед корпусами нетронутую лужайку с разными там врытыми в землю столиками, качелями, беседками, беседками, деревенскими домиками за забором - там же, где баня и прочие хозяйственные помещения санатория, в минуты тихие утра, когда ещё ни зарядки, ни прочих грубостей, и ты один на этой лужайке, и нет рядом всех этих гнусных детей, и медперсонала гнусногго нет, и дышится так легко и свободно, в полном согласии с небом и облаками. Ещё любил обнажать гениталию, эдак невзначай, отвернувшись от общего построения с линейки на ужин или с прогулки на линейку. Однажды одна очень рано повзрослевшая девочка заметила и гордо заявила: “А я видела”. И мне стало плохо - на меня повеяло мраком хладнокровного разврата. Ещё любил напряжённую тишину после очередной жуткой истории про жёлтое пятно, из которого сочится кровь, а потом всякая гадость происходит. Казалось, что в эту тишину, как в омут, ворвётся спецотряд и всех заберёт.

Организовал партию. Бросил партию, так как не прошёл по выборам в объединённый комитет. Партия могла бы заниматься вычислением адюльтеров медперсонала со старшими мальчиками и мужчинами со стороны; цель-максимум деятельности партии заключалась в следующем; “Нахождение мест тайных роковых свиданий, а в самый напряжёный момент всё испортить”. В партию принял Ивана и того, чьё имя стёрлось за давностью лет, но эти гады не выбрали меня главным, и я выбросил шифр и уничтожил маленькую корзину за левым унитазом - место запасной явки. Самый сильный в палате, сын ответственного работника Коля. в будущем - крупный публицист и маньяк (сколько крови он мне испортит, когда я обосрусь), что-то пронюхал и свою девочку в палату больше не приводил, хотя партия ему ничем не угрожала, девочки нас не интересовали, мы уже догадывались, что они мало что умеют. Подонок, он дёргал мою неокрепшую пиписку, пытаясь сделать с ней то. что не успели в синагоге. Когда я обосрусь, ох, он до меня доберётся, сын родителей-дилетантов.

После завтрака играли в прятки. Я подкараулил одного, когда он, раскрасневшийся, позабывший свой ночной плач о родимом доме, бежал в кусты. а моя подруга детстсва, уткнувшись в девочку с веслом, произведение известного московского скульптора-авангардиста, водила; водить - на санаторном жаргоне означает во время игры в прятки уйти с головкой туда, где, по идее, у девочки с веслом должно быть любимое место мальчика с веслом, а, соответстенно, попкой, едва прикрытой сатиновой юбочкой - и трусики виднеются, а что может быть невиннее детских трусиков, виднеющихся как бы ненароком, подсказывает мне Мнемозина, старая стукачка - быть к остальным участникам игры, а они кто куда: кто под ель, кто за дверь, кто за подарочное издание “Войны и мира”, кто под платье медперсонала, а та, что водит, должна уткнуться и считать до десяти, а потом пробормотать: “Раз, два, три. я иду искать, человек человеку друг, товарищ и брат, кто не спрятался, - я не виноват”, и все остальные участники игры подбирают свои детские конечности и сладко замирают, как на допросе, как женщина в первую ночь работы, а подруга поворачивается и мчится, растопырив коленки, по разным потайным местам, а ее боятся, ее ненавидят, и надо раньше добежать до девочки с еслом и коснуться всё равно какого места, лишь бы раньше подруги, и тогда можно стоять королём, как Наполеон после удачной коллективизации или Бисмарк после неплохой индустрилизации, и смотреть как подругина юбка от ели к двери, от двери к подарочному тому, - но не успела девочка и ее юбка, все обманули, все прибежали раньше и коснулись девочки с веслом, всё равно какого места, и снова водить подруге, и так до обеда, - и спросил: “Ну, что, падло, радуешься? Что ж ты больше не ревёшь? Забыл в разгаре дня ужас ночи?” - а он посмотрел на меня глазами телка вологодского, а я любил подкараулить детей счастливых после их недавнего несчастья. да и окунуть обратно в несчастье, потому что человек пишет только тогда, когда ему больно.

Потом готовились к КВНу. На меня возлагали особенные надежды, но мне уже хотелось чего-нибудь более жёсткого. Тогда по всей стране при любом удобном случае играли в КВН. Чуть что - сразу в КВН. Солдаты на привале, зеки на лесоповале. женщины в роддоме, детишки на свалке, - чуть свободная минута, чуть просветлеет на душе, чуть полегче с животом - сразу в КВН. Меня до сих передёргивает, как вспомню все эти шарады, загадки, песенки и прочую лакейскую сволочь. Лучше бы шоколадом да молодой картошкой больше кормили, ублюдки! Глядишь, вырос бы не таким ублюдком и вообще был более дееспособным.

Как обычно, как чеховской сестре, захотелось в Москву, но, в отличие от этой лимитчицы, думал не о возвращении столичного воздуха - кино, театры, концерты, валюта, - а обожествлял сам факт побега. К тому же замучил Коля, испугавшийся партии и водивший свою девочку в актовый зал под лозунг “Было бы здоровье, а остальное всё приложится”.

Пытался понять, кто я и что я, отыскать некую независимую субстанцию, которая смогла бы вместить все накопленные впечатления и стать прибежищем для последующих. В воздухе пахло грозой, козлу было понятно, что я обосрусь, и совсем уже скоро, надо быть осторожнее, помни о судьбе Юхневича - один раз обнажил член, показал, что ему это приятно и не против, чтобы смотрели, а теперь через день даёт бесплатные уроки мужской анатомии, и неизвестно, зачем ему это всё, вряд ли жизни пригодится, только изуродуется весь, поэтому надо быть бдительнее, стараться поменьше пердеть, потому что думаешь, что пёрнул, так ведь нет - не пёрнул, а обосрался, а я начинал выстраивать онтологический ряд, в котором достаточное место занимали те, с кем проводилось это лето, в частности - Мелкомед и Малозадов. Первый объяснил мне, почему и как надо подмываться, а потом отнял родительскую воблу, второй же был громоздок, велик и знал непозволительно много для своего нежного возраста (я встречу его много лет спустя на первомайской демонстрации, и - всё в порядке - мы одинакового роста), пугал меня иностранными словами и мелодиями “Битлз”. С ними двумя, но с каждым по-разному, сводил счёты во сне на необитаемом возрасте.

Я уже ясно осознал, что должен обосраться, что должен пострадать за неведомую никому вину, как персонажи любимого автора, что без скандала не обойтись, поэтому решил написать напоследок поэму - и вот я убежал, забился в тёмный уголок, чтобы никто, мол, не уволок, и пишу поэму, готовясь к кресту. Вот приблизительно о чём она - часто ездил к родстенникам, которых не было, по грязно-оранжевой, со вставными полусферами других цветов, линии от “Октябрьской” до “Беляева”, соединял станции существующие и будущие; потому что я всегда считал, что этот мир, в котором я в данный момент еду в метро, - только игра, вымысел нездорового ума, буйная фантазия неизвестного мне в расчёте на меня, поэтому весь мир в итоге - только приложение ко мне, то каждая такая поездка, сочетавшая реалии видимые и невидимые, соединяла небо и землю. Пересаживаясь на Октябрьской с кольцевой на радиус, старался показать, что мне только до “Шаболовской”, в песочек поиграть у Шуховской башни или возле комиссионного чем торгануть, бабой, что ли, снежной, а, может, маркой какой неизвестного острова, где сводятся счёты. После “Шаболовской” торжественно готовился к выходу на “Ленинском проспекте”, мол, дедушка мой - известный академик из евреев, а его любимый внучек и едет к дедушке на Косыгинское шоссе, где дедушка принимает Косыгина в институте, которым руководит, а внучек занимается по шахматно - музыкальной линии во Дворце пионеров, что на Ленинских, мать его, горах, и вскоре порадует дедушку ворованной партитурой в миноре эпохи барокко. А ещё я собираюсь написать честную книгу о дедушке и его институте по химии. Ах, какую книгу о науке и взаимоотношениях учёных я бы написал, если бы не обосрался.
До “Академической” уж больно долго. Много всякого народу в вагоне, и уже никого не обмануть мыслями об известном дедушке. Любил я на этом перегоне другое - быть самым сильным. Я занимался в секции подводной гимнастики, в свои десять лет многих удивлял вращением члена, был смел со шпаной, и тренер, мужчина плечистый, говорил мне “ты”, у меня были хорошо развитые мускулы всех частей тела. Когда я прихожу на танцплощадку, нарочито скромен - словно мальчик из провинции, далёкой и грязной, но нравственно чистой, - все замолкают, нож прячется в карман, фотография Сталина убирается с лобового стекла, всё ближе запах перестройки, меня не пиздят после того как обосрусь.
Но всю эту идиллию портила догонявшая меня с предыдущей станции книга о науке, и я начинал думать о том. что язык - это такая тваоь последняя, которая всем и каждому даёт сколько тот захочет, неужели и я не могу получить от неё хоть какое-то удовольствие, хоть какие-то неизведанные никем наслажданеия? Многие любили её, порой во все дырки, но должны же быть у этой бляди языка ласки, неизвестные пока никому!
На “Профсоюзной” стоял такой запах, словно весь вагон пёрнул и кончил одновременно. Страшно мне делалось, страшно, ребёнок всегда ближе к дерьму в прямом смысле, не зря же эти многочисленные считалки, присказки, побасенки, где фекалия - постоянное действующее лицо. А дальше - тебя влечёт по пройденной всеми дороге, тебя ничего уже не может спасти, и медперсонал презрительно нюхает воздух. Все уже поняли в вагоне, что я еду до “Беляева”, до самого конца, рядом с неизвестной мне старушкой, постукивающей меня по колену - чем-то тяжёлым, наверно Но мне уже было всё равно, я растворялся в атмосфере метро (ах, это жгучее чувство ревности к тому, кто сходит раньше тебя), я пропускал все остановки сквозь своё бедное сердце, белокурая Гретхен стояла за плечом, Россия обступала меня. Но никого я не обожал и не боготворил, чего язычеством понапрасну заниматься, тем более, что после “Профсоюзной” фантазии в стиле неореализма отступали с каждой последующей станцией я уже ничего не связывал, оставался только ужас вовлечения в детский лексикон. Родословная этого лексикона кошмарная. Дело в тлм, что язык, принадлежащий определённой российской прослойке, как только прослойка выходит наружу (а такое иногда случается), забирается моментально во все другие прослойки и начинает там хозяйничать. Так в начале семидесятых, в санатории. где я обосрусь, мы только и делали, что выражали сокровенные мысли, используя семантические схемы порядка 1953г. Все разговоры и шутки вокруг говна и кто как поссать любит, а ещё “эй ты, очко” (про меня). А неизведанный секс? Наверняка кое-кто онанизмом баловался, а девочки вообще раньше взрослеют - вспомни предыдущие века, что там творили двенадцатилетние бабы! Но и современные веяния доходили, поэтому любили меня дразнить словообразованием “сосичлен”, любили! Все эти детские словечки, намёки, кивки, взгляды косые (а прямые и вовсе выдержать невозможно, в них желание толпы: “Обосрись!”), к тому же понимаешь, что если обосрёшься, то контраста между тобой и проклятой действительностью, вконец уже испачканной, будет меньше, и воля к сопротивлению ослабляется, - и в итоге ты уже участник игры, где два главных - анус и пенис, а остальные подыгрывают, и от них ничего не зависит. Читал в метро книгу - а до “Беляева” далеко - учёного, специалиста по детской психологии, автора и других трудов, борца за красоту, члена Комитета защиты мира, и неоднократно брал у него интервью - а сколько раз ты в жизни обосрался? А кто был рядом? А что было потом? А можно спастись мне? - а то всё как прекрасное в детей впустить, а я просил его - хватит, прекрасное только от Бога зависит, а ты научи, что делать, когда обосрёшься, и что потом? Но нет, далеко учёный член комитета, рядом никого, и будут меня пугать другим словообразованием “сосибо”, Иван, например, когда я ему хлеба передам за обедом.
Но иногда остановки снова конретизировались. Иной раз возле “Новых Черёмушек” желал стать обладателем некой страшной тайны, известной лишь мне одному - да где же? Тайна расползалась и суживалась, как границы Польши, но ничего толкового в голову не приходило. “Ну, обосрусь - и очень просто”, нет, из этого тайны не будет, Другое - страшная организация, таинственная с самого начала, первоначальная ячейка масонов, неизвестные друзья государства, враги непонятно кому, серьёзные граждане, дружно извлекающие сакральную кислоту из разных несчастных - и дальше что? Детские тельца, сплочённые разговором с придыханиями и парой подписей на бумаге с кровавой печатью, - позже я создам объединённый комитет, но лучше от этого не станет, тайны радости не приносят. А любовь? И я любил, но не дай Ей Бог увидеть меня, когда я обосрусь, проклятого и конченого. Её можно было завоевать только политическим свободомыслием, но я ещё во многое верил, а Ее папа - литературный секретарь, в доме было всё, даже бабушка Её жаловалась, мол, она будучи комсомолкой и крестьян выводя в последний путь, даже мечтать о таком не могла, поэтому внучку можно было заинтересовать только ситуацией, я постоянно держал руку в кармане, пускай Она боится, но Она мне подсказала - оружие хранится не там, вот к папе много писателей приходит, у них у всех под левой подмышкой.
Как всегда, при приближении “Калужской” колёса начинали стучать в такт: “Хо-ро-шо-в-де-рев-не-ле-том-при-ста-ёт-гов-но-к-штиб-ле-там-вый-дешь-в-по-ле-ты-по-срать-за-верс-ту-те-бя-ви-дать”. Иван часто напевал мне эту газель, а я плакал, предчувствуя судьбу, как все будут приходить за версту поглядеть н меня и каждый зассанец будет пальцем показывать, потому что зассанец перед засранцем - король, промокло, попахло, высохло и забылось - а тут... вытирать нужно, а бумагу использовали на черновики. На этой же станции собирал подписи под письмом измученных детей этому же самому дяденьке, который по детской психологии в комитетах мира на гитарах играл. Спасите нас и пожалейте, не осталяйте ребёнка одного с табуированными явлениями и понятиями, мы ни в чём не виноваты. если Фрейда запретили, много вокруг всякого грязного, дети любят прекрасное слово “рис” сделать последним слогом гадкого слова “обосрись”, эти же злые дети меняют смысл популярных песен, вставляя рефрен насра, насра, насра, анаграммы и пентаграммы расшифровываются исключительно матерно, считалки, дяденька, тоже гнусные стали появляться (ветераны детства в ужасе, - говорят, раньше такого не было), а чудесное слово “рис” заставляют произносить много-много раз подряд, в итоге получается то, о чём я Вам выше писал, только - сри, а в том слове мягкий знак на конце как напрасная улыбка, в жизни-то всё жёстко, и нечего сказать, и стынут сердца, и многие идеалы, постепенно холодея, летят в пропасть. Заранее знаещь, что оружия нет, что путь этот общий, хотя он и в запретном кругу других вопросов (один из таких, к примеру; Павлику Морозову кого было больше жалко - папу или дедушку?), поэтому неотвратимость пугает, смотришь, дяденька, как завороженный на всё это дерьмо, а тут и самому до позора недалеко - спасите, дяденька, и помогите пока ещё не обосравшимся детям! Не оставляйте пострадавших, они - жертвы, в крайнем случае - косвенные участники, пусть хоть медперсонал сострадает, а не обзывает! По поручению нежелающих и пока ещё не обосравшихся детей.
До “Беляева” две минуты, воздух прозрачный, пришло время “Песни Песней”. Жил - был красивый еврейсеий мальчик, а его заебали, и где-то далеко поют ”Обосраться пора”, судьбе так нужно. Судьба, судьба, русский рок, что тебе нужно от меня? Зачем тебе надобно именно моей крови - мало тебе разве? Ах, судьба моя. сука такая подлая, видишь ли, жизнь - это не театр, вернее, это - метатеатр, и если, предположим, я беру все эти осколки, до и после, как обосрался, а цельной картины нет, то постарайся сам составить зеркало, разбей, собери снова, да смотри, умоляю тебя, не поранься, маленький осколок может порезать так же, как большое матёрое слово.
Остановился вагон - во, “Беляево”, бля - дальше не прорыли, но ничего, не последний день социализма, ещё успеют - и, звени, натянутая рельса. Вздрогнешь на выходе - неужели всё, а я ещё любил играть во всякие игры; например, первым среди других из поезда добежать до эскалатора, а ещё в самом начале эскалатора, где будка стоит и тётенька в ней, - закрыть глаза и открыть, когда придёт время земли касаться. К автобусам! В микрорайоны! Здравствуйте, родственники, которых нет!

Итак, всё кончено, поэмы не получилось, я иду на завтрак. Опять каша (номер муки не помню, вот и хлеб с маслом, кофе разлит, плохой, но зато четырёхрублёый, правительство пока подняло цены только на водку, обосрись я до завтрака, было бы лучше, правда, лучше, но я даже пердеть не хотел, все мы выйдем из Джойса, прямо или опосредованно, поголодать бы мне в этот день, так нет же - кашу съел и маслом не побрезговал, последние родительские припасы доел, и на прогулку, как ни в чём не бывало, а оно - тайное, страшное, жуткое, мерцающее на краю сознания, маргинальное, одним словом - уже готовилось. Иван, Малозадов, подружкина подружка завертели, закружили, Мелкомед синагогу разводил; день потёк, и вот ребёнок, которому обосраться уже нельзя, поскольку в школу два года ходит, а, может, и все три - а наша школа... страшнее школы (я и конкретно, и о системе) только сама школа, но там я могу врать про санаторий, что там и в дырку вставлял и местных бил, а в санатории врал про школу, что в ней один из основных, если не самый, да человек всегда врёт - и, может быть, правильно. “Хорошее враньё - орнамент бытия”. Не врать нельзя - как же я могу в школе перед статуей того, в чьей организации я официально, рассказывать задумчивым одноклассникам трагедию о том, как обосрался? Нет, об этом ни слова, но и не чувствовал я никакой беды, когда закружился в нелринуждённом хороводе. А вот и присказка: что интереснее - социализм или жизнь при социапизме?
Я вот почему обосрался - я расслабился. Дело не в том, что давно предчувствовал, но подготовиться толком не успел, а в том, что слишком уверенно считал, что уже взрослый, что всё могу, стоит протянуть руку, и жизнь стезёй накатанной поедет, не будет ничего крутого, если сам не захочу; меня наказали за самоуверенность. Мало ли, что там съел, не съел за завтраком - Пушкин всё ел, и ничего; просто мне показали другую правду, и она внутри нас.

Ты думаешь, что в санатории я был полностью оторван от реальности и жил только нюансами детства? Ты не совсем прав. Однажды я подобрал пару текстов Бродского, кажется, из “Молодого ленинградского дня поэзии 1966”, выучил и на свой страх и риск рспевал на мотив маршей гвардейских полков.

Хоровод в разгаре, апофеоз детского веселья, ходишь за детским богом взад - вперёд, а были ещё люди воруг, но они стёрлись, вернее - стёрлось моё воспоминание о них, а человек не исчезает, он всегда жив, когда звучит достаточно гордо, но эти люди вели себя по уже тогда устаревшим стереотипам, даже в детстве нет выбора, разве только где у какой сосны за ствол зайти; а потом всё так же идёт, без вариантов, и в итоге... посмотри на меня в данный момент - правда, мало радости?
Солнышко светило, как в последний раз, из деревни доносились выдохи и вдохи радиоаппаратуры, о чём-то шепчутся сосны, живёшь как идиот, хочется такого, что вдруг отделит тебя от людей, некоторой встряски, или туда (вверх), или туда (вниз), царь или последний, как угодно - но в центре внимания, это будет как протест - ну давай, решайся! Всё! Удар грома! Входят семеро некто в сером и пятеро кое-кто в чёрном! Впереди трое совсем в мрачном! Прощайте, родные, прощайте, друзья! Я не виноват - система сука! Прости меня, я не должен был этого делать, я уже большой, мне скоро в пионеры - кормёжка подвела! Молния! Разверзлись небеса! Позор на всё колено!

Я сделал вид, будто ничего не произошло. Попрыгал, пошумел, и как бы невзначай в туалет. Но уже поздно, проклятая дрянь такая разошлась по всем по всем порам нехитрого детского туалета - знаешь, штанишки там, трусики, маечка, очёчки, мячик... Пришлось вернуться обратно, под расползающийся слух. Новости в детстве, как в культурной жизни, расходятся мгновенно. Несколько детей одновременно и словно невзначай потянули носом, и... вот я уже за чертой, и никому не нужна моя вобла.

И я уже навеки отделён от всех, я до конца дней последний, в столовой гонят, это Шурик, ещё вчера хвалили мою пиписку, и он потвердил, что хорошее дело будет, когда пятилетка пройдёт, а теперь вместе со стулом, - мол, и стул пропах, а я сел только, - вынес из столовой, иди, говорит, подмойся, а я не умею, если умеешь - научи, как же трусы стирать, если они дерьмом пахнут, а мылом нельзя, только запах острее, а тут ещё возглас: “жидёнку Россию обосрать не в новость”, тембра голоса не помню, но глаза блядские и ляжки с перехлёстом - дежурная медсестра Валя - тебя ты туда да хахаля твоего, ГБ там самое место, а мама с папой далеко, в первопрестольной, у папы отпуск идёт, у мамы пока нет, но ничего - хоть две недели смогут вместе отгулять, а меня же распнут за говно, прощай, любовь, наступает ночь, и когда мальчики, старшие и мы, сойдутся в палате, что будет? Ведь табличку “засранец” на грудь и как Юхневича в коридор - а если бы, думал, ворвались красные конники да порубали всех, ведь кто же в детстве не мечтает стать красным конником, чтобы как Павка, как Семён, как, наконец, Чапай, погружать железо в тёплое белогвардейское мясо со вчерашним гимназическим привкусом. Но не будет ни конников, ни краснорожих партизан - только расплата - за то, что обосрался.

Тогда в России больше всего ненавидели двоих: Солженицына за написанное и меня за то, что обосрался.

Три часа позора, ещё час, все друзья и подруги отвернулись, я для всех теперь хуже врага народного, меня нет и тени моей нет, авторитет романиста кончен, я теперь тот, который обосрался. из деревни специально приходили смотреть. Не ходить мне теперь под руку ни с Мелкомедом, ни с кем другим и не обсуждать будущее; быть мне одному всё моё проклятое детство. Откроешь теперь рот, а тебе сразу по губам, и поделом - нечего слушать засранца.

Но обошлось. Зарыл трусы и кое-как подмылся. Потом (инструкция для детей младшего школьного возраста) удачно вставить слово, поссорить лучших друзей, с каждым по отдельности наладить отношения, кое-кого подкормить воблой, большую ещё часть вины принять на себя вполне сознательно, но с достоинством, мол, обосрался, ну и что, с кем при Брежневе чего не случалось: а потом, дождавшись, когда ещё кто обосрётся - центр тяжести на него, вот, он не случайно, а я случайно, я больше не буду, пожалуйста, нюхайте, и (тут самое главное), не упуская момента, выбраться из трясины отчуждения и поклониться до земли - простите, братцы!! Вот и всё, треснула стена всеобщего презрения, и продолжаются гонки во имя детского бога, когда дни с подружкиной попкой посередине, как карты с пиковыми тузами: помнишь, как высоко оценил великий Фёдор “Детство” Толстого: “тонкий этюд, психологический этюд, удивительно написанный”.

Чтобы там не произошло дальше - на каждом огороде будет расти колбаса, мне поставят памятник, а может, где напечатают, Россия перегонит Швецию по производству превентивных средств на душу населения - всё равно я уже не смогу радоваться и удивляться. Ты поймёшь меня, если узнаешь, что со мной было и как я поплатился. И о многом я не рассказал. Ведь отвернулись от меня две девочки и пошли одни собирать малину, а я остался плакать у куста: а большие мальчики в своём кругу громко произнесли слово “вафля” и выразительно посмотрели на меня, нет, не надо, сказал один, а вдруг он опять?

Однажды в детстве я обосрался. А ты? Впрочем, дай тебе Бог всякого здоровья.


Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 21:38


#12 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 21:37

А все, что писал Чехов, и вообще все, что писали русские, по мнению Джека, не стоит одной собачьей какашки. Но Джек может и ошибаться! В конце концов, Джек - полицейский и его дело - останавливать сексуальных маньяков и прочих кровожадных гадин, а насчет русской литературы Джек может вполне что-то и не понимать. Для него главное, чтобы русские писатели, ожив, вели себя прилично.
 Джеку звонят русские люди и предлагают посильную русскую помощь в решении проблемы с Чеховым. "Катитесь к ебене матери! Справимся сами! Вы, блядь, лучше смотрите, чтобы у вас там больше не было таких вот Чеховых!"

Прикрепленные изображения

  • 32540312_020312ir_DOLOY_NOZHKI_BUSHA.jpg
  • 263164_nimfa-nebesnoj-gratsii_thumbnail.jpg
  • Alone2_ElizabethJarret2.png
  • деньги-в-руках-женщины-66976800.jpg
  • Fagsave.jpg
  • 41.jpg
  • 31imgad.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 21:51


#13 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 21:53

Джек уже останавливал Чехова и Федю; может быть, он их остановит еще раз. Они считали, что моя карьера актера-маяка начинается. Но я знал - это конец. Конец не только карьере актера-маяка. Конец и карьере актера-фонаря. Конец даже карьере актера-спички. Но товарищи так не считали. Товарищи в меня верили. А я еще верил в Гротовского.
 Тогда все было в Гротовском. Театральная Москва была в Гротовском, как больной в соплях. Гротовский был уверен: актер не должен врать. Актер должен быть искренний и подлинный, и только искренний и подлинный! Актер должен быть естественный - как трава; как дерево; как камень. Тогда он сможет вернуть в театр жизнь и спасет театр и жизнь! Тогда я, молодой восторженный хуй, был полностью согласен с Гротовским. Теперь я, умудренный временем хуй, полностью с ним не согласен. Актер должен врать, врать и врать. Актер должен только врать. Если актер не будет врать, если он будет искренний, подлинный и естественный - как трава, или как дерево, или как камень, то это уже будет не актер. Это будет большой русский политик или большой русский писатель. А зачем это надо? Это совсем не надо. Пусть лучше врет. Пусть лучше будет актер.

 

Федя хочет, чтобы Америка жила по законам русской классики. Федя хочет сделать Америку тоталитарным государством! Федя хочет сделать из Америки то же, что русская классика сделала из него.
 Все американцы для Феди козлики. А козлики, как учит русская классика, не должны думать и ебаться. Русская классика за них все сделает сама. Но козлики-американцы хотят и думать, и ебаться.

Прикрепленные изображения

  • UT99-Screenshots-11.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 21:58


#14 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 21:59

вот что еще, Лена. Ты будешь сердиться, но я все равно скажу. Пастернака надо снова запретить! "Доктора Живаго" нельзя давать в руки молодежи. Ни в коем случае нельзя! Чего хочет молодежь? Денег и ебаться. А этого нет в "Докторе Живаго". В "Докторе Живаго" все изначально противоречит деньгам и хую с пиздой. Молодежь, прочитав "Доктора Живаго", уже не захочет ни ебаться, ни денег.

Прикрепленные файлы


Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 22:03


#15 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 22:12

________________________________________________________________

 

PARANOIA MEAN HAVING ALL THE FACTS - DEUS EX QUOTES about WORLD DOMINATING - try dominating a little-мермаид nicolett


Складывалось-лось впечатление - что она знакома их всех! 6 до такой степени не доходил***(((

 

Честно говор6 - Не Тан6 и не Ларура Боу((( но все равно прикольно)))

Прикрепленные изображения

  • 15639.jpg
  • 29198.jpg
  • nm_6145499.jpg
  • wanted_728x90.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 22:17


#16 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 22:18

"МЕДВЕДЬ! ТАМ ВНИЗУ - МЕДВЕДЬ!!! Аааааааааааа!"  Кричит Worst Female Gamelr

 

никогда не думала что Вы Парни можете так пережитввать за ЖЕНУ МАКСА ПЕЙНА Tundra

 

Прошел английскую версию, захотел пройти на русском, полгода трепетно ждал ЛИЦЕНЗИЮ! И вот она вышла! Обрадовался, купил, поставил и...... Когда во время диалога, зазвучал голос какого-то СТАРОГО ДЕДА ЛЕТ 50!!!! MAX P., человек 29 летнего возраста, с голосом старика!!!! Я долго плевался, вернул диск. !ЛИЦЕНЗИЯ называется! УРОДЫ!!!

 

НЕЕТ ОП6ть ЭТО С ТАРЫЙ ХРЧЫ! Tundra

 

"он игрушки приносил"

ЗА МАКСА БУДЕМ ОРАТЬ МЫ! (тоесть геймеры)

_____________________________________________

 

помню мы с другом зашли в Клуб где 6 купил диск с Ценой Свободы Джа2))) ТАМ В ЭТОМ КЛУБЕ 56 6 впервые и УВИДЕЛ МАКСА ПЕЙНА! А ЕЩЕ 6 УВИДЕЛ КАК МОДДЕРЫ СДЕЛАЛИ В ХАЛФЕ МАШИНКИ))) НА КОЛЕСИКАХ))) ЭТО ТУПО))) НО 6 ТОГДА ДУМАЛ ЧТО ДОЖИЛ ДО ВРЕМЕНИ КОГДА ЭТО СТАЛО ВОЗМОЖНО И БЫЛ ОЧЕНЬ ГОРД ЗА РАЗВИТИЕ ТЕХНОЛОГИИ ЧТО ПО6ВИЛОСЬ ОЧЕНЬ МНОГО РАЗНООБРАЗИ6 И ИНТЕРАКТИВНОСТИ ЧЕМ БЫЛО))) ЭТО МЕН6 ВДОХНОВИЛО)))

 

ПОВЕРЬТЕ ПО ТЕ М ВРЕМЕНАМ КОЛЕСИКИ В ШУТЕРЕ - ЭТО ЫБЫЛО ЧТО! ОЩУЩЕНИЕ ЧТО ТЫ РУЛИШЬ КУДА ХОЧЕШЬ САМ! А НЕ КОМЬЮТЕР ВЕЗЕТ ТОМУ КТО ВЕЗЕТ

 

КУДА ТАМ ПУШКИНУ))) КРЕСТ6НИН ТОРЖЕСТВУ6

 

А НЕ НАДО ЕГО УМОМ ПОНИМАТЬ!

 

Пушкин (ГЕНЕРАЛ ТОПТЫГИН) - самый лучший русский медведь человек за все время существования России. Николай Первый, правда, считал Пушкина говном как человека и как писателя, но Николай Первый просто не знал тогда других русских писателей, которые действительно говно и как люди, и как писатели. Вот Пушкин и показался Николаю Первому говном. А если бы Николай Первый знал к этому времени других русских писателей, он бы относился к Пушкину иначе: значительно лучше.

 

Пушкин в русской литературе, как Гагарин в космосе! Он всегда первый. Классика - она как детство. И как онанизм. И в детство, и в онанизм всегда надо возвращаться. И в детстве, и в онанизме можно найти ответы на вопросы, которые поставила жизнь после детства и после онанизма. Американцам этого не понять. Но и русским уже тоже этого не понять.

 

Словом "Белка и Стрелка" ДЕнь СЫРА

Говорили мы о козликах и солдатиках - чем они отличаются от солдат и козлов.

 

Почему он сам не поставил "Вишневый сад"? Это же так просто! Взял бы и поставил. Нет, доверил Эфросу. А Эфрос... О, Господи! А Высоцкий? Зачем он там играл? Через десять минут я уже понял, что на русском будущем можно ставить крест.

 

Очень крупно наебали. У Пастернака нет счастья. У Лермонтова его нет. Так нельзя. Без счастья жизнь совсем говно. После этого романа у Пастернака были крупные неприятности с советской властью. Роман в России не издали. Когда его дала мне Лена, его по-прежнему все еще так и не издали. Хуевый фильм.

Прикрепленные изображения

  • hqdefault.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 22:44


#17 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 22:44

Но американцы в принципе не могли снять хороший фильм по русскому роману. Американцы не понимают русских романов. Русские тоже не понимают русских романов и тоже не могут снять по русскому роману хороший фильм. Американцы не понимают потому, что они - американцы. Они ищут в русском романе, как в буддизме, ум и секс. Они ищут там самой высокой пробы ум и такой же пробы секс. А там этого нет! Нет, и все.

 

Название:  "Близнецы" БОЛЬН СЕСТРИЧКА stulchik.net

 

 встал с постели и в одних трусах шагнул в коридор вслед за своей сестрой. В полумраке коридора они тихо подошли к двери комнаты Тани. Ира нагнулась вперед лицом к замочной скважине, и её и так слишком укороченная ночная рубашка поползла вверх, сильно оголив круглые ягодицы. Володя уставился на полностью обнаженные от бедер ножки сестры. Но то, что он увидел, когда Ира, повернув в скважине свой ключик, бесшумно приоткрыла дверь, вмиг оторвало его взгляд от её ног. Закинув руки за распущенные черные кудри головы, гибко извиваясь, как большая рыбина попавшая в рыбацкие сети, спина старшой сестры двигалась вверх вниз. Под её шарообразными виляющими ягодицами чернел член, лежащего на спине под ней Михаила. Володя и Ира, напрягая глаза в темноте видели, как член Миши под

 

все пытки Востока и Африки покажутся ему милой детской шалостью после подобного предложения! Я ему хуй намотаю на яйца, а из правой жопы сделаю Бородинскую битву, из левой же - битву под Москвой. Или наоборот; пусть выбирает

Прикрепленные изображения

  • 532873441-1024x1024.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 22:52


#18 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 22:53

Такие сразу поймут, о чем басня "Волк и ягненок". Такие сразу за тонкой перегородкой словесного поноса о сильном волке и слабом ягненке увидят жесткую гомосексуальную психологическую драму об активном и пассивном партнерах. Пассивный партнер виноват перед активным только тем, что он пассивный. Все. Больше он не виноват ничем. Но этого уже вполне достаточно, чтобы активный поразил пассивного хуем в самое его сердце, в самый его вишневый сад.
 А "Лебедь, рак и щука" тоже басня, и тоже с моралью, еще страшней, чем "Волк и ягненок". Эта басня ведь не про то, как три разных индивидуальности так и не смогли понять друг друга и организовать общее дело; каждый думал только о себе. Эта басня про развал шведской семьи; три гениталии так и не смогли слиться в едином ритме в едином организме, а в итоге разбежались в разные стороны.

 

На финальных репликах пьесы в госпиталь врываются душманы и всех убивают. Свою последнюю фразу в роли Фирса Федя произносит уже мертвый. У Чехова он сначала произносит, а потом уже умирает, а у Лены наоборот. Душманы вытирают ноги о медсестру, ссут на контуженого товарища Феди, так и не успевшего как следует отпиздить Федю, и насилуют мертвого Федю. Сквозь больничное окошко светит скупая афганская луна. Звучит веселая музыка - ведь жизнь все равно несмотря ни на что продолжается! Суть постановки - показать советской власти, что высокая духовность Чехова может жить, и очень хорошо жить, даже в скотских условиях афганской войны.
 Я чуть не заплакал. Так было жалко луну и Федю. Что-то Феде в "Вишневом аде" доставалось больше всех. Но Лена запретила мне жалеть Федю.

 

Так Феде и надо! В обоих концептах. Про умного красивого крокодила. И назвал бы повесть не "Холстомер", а "Лицемер".

 

Когда-нибудь жена русского писателя, не выдержав побоев и унижений, сама ебнет мужа по голове романом "Доктор Живаго" со всей русской женской силой. В последние мгновения жизни русский писатель ни о чем жалеть не будет. Чего жалеть-то? Прошла жизнь - и хуй с ней! Но все-таки в последние мгновенья жизни русский писатель пожалеет об одном - что он уже больше никогда не сможет ебнуть жену "Доктором Живаго".
 Американский писатель не знает русской детской рифмованной считалки "Один заби6ка американец засунул в жопу палец". В его американском детстве были совсем иные считалки.
 Русский писатель страшно боится этой считалки. До сих пор. Давно кончилось русское детство русского писателя, когда он эту считалку услышал. Давно русский писатель вырос. Но до сих пор русский писатель мучается, русский писатель переживает, русский писатель не знает - в какую именно жопу засунул проклятый американец своей ебаный палец? В свою или в какую другую? в какую именно жопу  именно жопу  жопу  жопу

отец засунул пуповинру в эо77

Прикрепленные изображения

  • screen.jpg
  • 95ef22c8f0130c644f872411e4308dc6--unique-tattoos-d-tattoos.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 23:01


#19 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 23:02

Чем больше Чехова, тем больше оторванных гениталий. Я не знаю, почему эти явления связаны, но они связаны. Пусть не будет ума и секса. Но пусть и Чехова тоже не будет. Я, Лена, вспоминаю советскую эпоху. И русскому писателю приснилось, что он обосрался. Но русский писатель не обратил на это никакого внимания и просыпаться не стал. Обосрался, не обосрался - какая разница? Обосрался - ну что ж теперь поделаешь, жена утром постирает, у жены есть сильные стиральные порошки, а если не обосрался значит, у жены будет меньше забот. Все-таки русский писатель любит свою жену. По-своему, но любит.

 

реклама сервиса: narod.ru

 

мать! ты держала все в своих ногах

По словам русского писателя, он уже там и тогда стал работать над прозой.

Прикрепленные изображения

  • Untitled1.jpg
  • 4123078.jpg
  • 1_15.jpg

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 23:08


#20 X-net

X-net

    Seraphic/8I

  • X-net
  • PipPipPipPipPip
  • 9 983 сообщений

Отправлено 15 Сентябрь 2018 - 23:09

 Однажды у русского писателя тоже перестал фурычить телевизор - "Рекорд" года выпуска установления дипломатических отношений Индии с Россией. Русский писатель походил вокруг телевизора, походил, потом заорал: "Да пошло оно все к ебене матери!" - и швырнул жене в голову роман "Доктор Живаго". она всегда знала, что наступит другое время
 И она из ни хуя не прочитает плавно перетечет
 В до хуя Пахнет тараканами. Пахнет Чеховым. Пахнет семейной ли обидо ссорой. Мир разделился на маму, папу и бабушку. Мама морила тараканов. Тараканы ушли. А вот Чехов остался. Чехов остался до сих пор.

 

1. Мама
 Мама,
 Не мори на кухне тараканов, мама!
 Ведь каждый из нас по-своему таракан, мама!
 И может так получиться, мама,
 Что, моря на кухне тараканов, мама,
 Ты моришь, мама,
 Самого близкого тебе человека - папу, мама!

Прикрепленные изображения

  • ContraForce.jpg
  • Presidenten Secretary.jpg
  • f12b78339557.jpg
  • 1345954620_84112412_moral.jpg
  • AGIWiki_RETTE08.gif

Сообщение отредактировал X-net: 15 Сентябрь 2018 - 23:18




Ответить



  
IPB Skin By Virteq